Вход на сайт



 

О нас

Архимандрит Сергий (Акимов),
ректор Минской духовной академии,
заведующий кафедрой библеистики Общецерковной аспирантуры и докторантуры (Москва),
доктор богословия, профессор

 

Хвалебная речь об интеллектуальном и творческом вкладе

Галины Синило в современную библеистику на церемонии вручения премии Дортмундского и Минского МОЦ «Диалог, взаимопонимание и примирение» 15 марта 2017 года

 

Уважаемые дамы и господа! Дорогие отцы, братья и сестры!

 

Всякий открывающий Библию человек подпадает в огромный мир, мир многообразный и многоголосый, мир древний и парадоксальным образом близкий нам. Многоцветие библейских книг и библейских текстов порождает множество реакций читателя. Кто-то в процессе чтения приобретает молитвенное состояние, кто-то пленяется особым колоритом Древнего Ближнего Востока или греко-римского мира, глубоко отпечатавшимся на страницах Книги книг, кто-то погружается в сложные переживания о проблемах жизни и смерти, человеческого страдания и божественного воздаяния, кто-то находит ценное практическое руководство к жизни в сложном и изменчивом человеческом мире, кто-то таинственным образом прочитывает в древних текстах Библии указание на пути своей собственной духовной жизни, кто-то ждет от нее ответа на глобальные вопросы о судьбах мира и человечества.

Библия полна загадок. Невозможно что-то однозначно сказать о ее составителе, авторе или авторах ее отдельных книг, месте и времени их написания или редактирования. Исследователи вычленяют в библейских книгах слои разных эпох. Эти слои несут на себе следы постоянных  последующих интерпретаций ее текста. Само название Книги книг – Библия – звучит противоречиво. Русское слово «Библия», стоящее в единственном числе, передает греческое ее название, стоящее во множественном числе. Это ярко иллюстрирует то, что данная книга являет свое единство во множественности. Для людей веры, она – Слово Бога, хотя и записанное многими авторами и переработанное впоследствии различными редакторами. Современные библеисты уверены, что Книга книг в разные этапы своего формирования каждый раз осмысливалась по-новому, поскольку каждый новый этап в жизни еврейского народа требовал нового ответа на новые вопросы. Одно из важнейших глубинных переосмыслений библейского текста произошло в период во время и после Вавилонского плена. Не менее значительным было и переосмысление Писания в эпоху Эллинизма, отраженное в переводе Семидесяти. Так что многовековая библейская традиция отражает постоянный диалог, диалог древней веры, древнего текста и новых вызовов. После завершения формирования библейского канона этот диалог продолжился уже в рамках отдельных религий – иудаизма и христианства, в том числе и в различных христианских конфессиях. Продолжается этот диалог и в наше время, когда Библия получает новое прочтение, новые толкования, новые интерпретации.

Смысловая и историческая многослойность библейского текста делает его необыкновенно интересным и притягательным, хотя и осложняет его восприятие и изучение. Великая книга требует великих трудов и усилий для ее постижения. Ее исследователь должен быть филологом, способным проникать в смысл текста, записанного на древних языках несколько тысячелетий назад. Он должен быть историком, археологом и культурологом, знающим реалии давно исчезнувших цивилизаций. Он должен быть литературоведом и литературным критиком, способным увидеть сложную и длинную историю бытования текста, который несет на себе следы разных эпох и переосмыслений, отразившихся на нем в разные времена. Он должен быть богословом, владеющим обширными сведениями о древних и современных толкованиях библейских текстов. Все это объясняет то, почему библеисты являются большой редкостью, особенно в русскоязычных странах, переживших, но так до конца и не изживших, времена атеизма и тоталитаризма.

Для немногочисленных конфессиональных христианских исследователей Священного Писания появление библейских публикаций Галины Вениаминовны Синило в ранний постсоветский период стало неожиданным. В конце 1990-х годов вышла в свет ее монография «Древние литературы Ближнего Востока и мир Танаха (Ветхого Завета)», которая в один миг сделала имя ее автора известным и авторитетным в самых разных кругах. Потом последовали и другие масштабные исследования Галины Вениаминовны, отражающие ее глубочайшие познания и большую осведомленность как в древней, так и в самой новейшей мировой исследовательской литературе по библеистке, но для рожденных в эпоху Советского Союза она навсегда запомнилась по своей первой книге. Впрочем, внимательное чтение ее работ, показывает, что появление исследовательского интереса к Библии у Галины Вениаминовны не случайно. Она органично вошла в библеистику как филолог и культуролог, прочитывая Книгу книг сквозь призму европейской культуры и литературы. На ее становление как исследователя Библии немалое влияние оказал Сергей Сергеевич Аверинцев, уважение к которому запечатлено на страницах всех ее научных работ по библеистике.

Труды, размышления Галины Вениаминовны над Книгой Книг сочетают в себе научный подход, базирующийся на использовании при изучении текста Библии культурно-исторического, сравнительно-типологического, герменевтического метода, а также метода целостного анализа художественного текста, с тем особым экзистенциальным подходом, о котором так возвышенно писал еврейский немецкий философ Мартин Бубер, рассуждая об основных парах слов Я-Ты и Я-Оно. Традиционный научный подход требует от исследователя объективности, то есть дистанцированности, отстраненности от объекта изучения. В сфере религиозного познания, а также при изучении величайших религиозных текстов подобный подход далеко не всегда может принести искомые плоды, поскольку в религиозном познании и в познании религиозных текстов сам объект изучения требует личного, живого, трепетного отношения. Ни Бог, ни Его Слово не откроют себя тем, кто отстраненно и бесстрастно пытается препарировать их так, как поступает с мертвым телом патологоанатом. Осознавая, что Библия как объект изучения очень сложна, что она живет и питает целый ряд религиозных традиций, Галина Вениаминовна в своем обращении к Библии вслед за Мартином Бубером произносит «Ты» и вступает с ней в отношение.

Изучение Библии становится для нее живым диалогом, живым общением и взаимодействием. В отношении библейских текстов – это единственно верный путь, поскольку эти тексты рождались, переосмысливались и перерабатывались в процессе своеобразного диалога с новой исторической реальностью. В них самих заложен диалог, и они требуют от нас диалога. Исследователь Библии постоянно вопрошал и вопрошает Писание о том, что оно может сказать нам важное и актуальное для сегодняшнего дня и сегодняшних проблем. Вспоминая прошлые благодеяния Божии, мы вновь и вновь пытаемся обрести надежду в нашем совершенно безнадежном мире, так же как пытались найти и обретали эту надежду древние пророки и псалмопевцы. В своих исследованиях Галина Вениаминовна Синило тщательно и скрупулёзно реконструирует диалог, который вели с Библией лучшие умы самых разных эпох, в том числе мыслители, писатели, поэты европейской цивилизации.

Галина Вениаминовна вступает с Библией в отношение. «Отношение есть взаимность», – писал Мартин Бубер. Библия отвечает всем, кто вступает с ней в личное отношение, взаимностью. Она выстраивает порядок там, где царит хаос и беззаконие, она дает надежду там, где все погружено в отчаяние, она вселяет веру даже тогда, когда утрачены все основы жизни и всякий смысл, она рождает любовь и прощение там, где все полно вражды и ненависти. Поэтому в работах Галины Вениаминовны мы видим все то великое и сложное, что скрывает в себе Книга книг.

А Книга книг предельно честна, эта честность видна всякому непредвзятому ее читателю. Мы видим эту честность в описаниях величайших авторитетов древнего Израиля. Библия не пытается искусственно возвеличить легендарного Давида, показывая его неоднозначное прошлое, разбойническую жизнь во время преследования со стороны Саула, подчеркивая особую вероломность поступка с Вирсавией, женой преданного Давиду слуги Урии, которого в угоду своей страсти Давид самым предательским образом отправил на смерть,  рассказывая о внешней слабости царя, поспешно бросившего столицу перед угрозой нападения сына Авессалома. В бессмертных памятниках литературы мудрости критического направления, в Книге Иова и Книге Екклезиаста обнажается вопрос о страдании, воздаянии и смысле жизни, ставятся под сомнение основополагающие ветхозаветные истины о связи между соблюдением заповедей и внешним жизненным успехом. Эта честность Библии заключается и в том, что она не всегда дает простой и прямой ответ на проблемные и животрепещущие вопросы. Порой Библия доводит своих читателей до той черты, за которой находится сокрытая от всех людей тайна. Провозглашая величие человека она, тем не менее, правдиво говорит о его ограниченности, предлагает смириться пытливому и беспокойному человеческому рассудку перед тайной бытия. Но взамен на это смирение она предлагает человеку смысл.

Книга книг предельно честна. Поэтому она требует такой же честности от тех, кто открывает ее страницы. Диалог, который ведет с Книгой книг Галина Вениаминовна, – очень искренний и честный. Именно поэтому ее исследования, дерзновенные по масштабности и всеохватности, вызывают огромный интерес, уважение и даже восхищение у представителей самых разных религиозных направлений, христианских конфессий. И этот диалог честного ученого с объектом своего исследования вовлекает и объединяет всех тех, кто посвятил свою жизнь изучению Библии, к каким бы религиозным направлениям или конфессиям они ни принадлежали.

И я очень рад, что мне выпала честь произнести сегодня слова похвалы в адрес Галины Вениаминовны Синило, что я сделал с величайшим удовольствием.

Е-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Спецсеминар проходит по пятницам с 15.30 до 19.00 в РГГУ.

Контакты: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.; Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Селезнев Михаил Георгиевич.

Заведующий кафедрой библеистики.

Подробнее


 

Андрей Выдрин.

Секретарь кафедры.

Подробнее